10:31 

...

умер.радуйтесь
я не боюсь смерти, я уже мертв.
Смерть в молодом возрасте всегда имела эдакий мрачновато-манящий флер привлекательности. Кто знает, как можно объяснить сию интригующую особенность? Отнятие у бессильной, обрюзглой и мудрой старости прерогативы одним штрихом в десяток лет смазать и испоганить яркие провокационные краски молодости, одним плевком горькой старческой слюны погасить треск безбашенных искр юности? Перечеркивание жирной линией возможности исправить безумства первой половины жизни, раскаяться и остепениться? Исключение возможности продемонстрировать окружающим медленно увядающую, а не сгорающую вмиг красоту?..
Каждый ищет свои ответы на такого рода вопросы. А некоторые, напротив, поднимут вслед за высказанной тезой дружный церковный хор, провозглашая истину – сжечь себя заранее установленного срока есть грех смертный и прощения не заслуживающий, ибо все мы должны прожить срок, отмеренный нам то ли Господом Богом, то ли все-таки коварными античными Мойрами.
Но мало кто способен отрицать, что явление смерти, одним щелчком костлявой руки перешибающей едва оформившееся переплетение нити жизни, не лишено пугающей эстетики.
К тому же, если нить уже обильно приправлена вызывающей смесью скандала, отвратных тайн, творчества и сознательного медленного самоубийства.
Вступительные слова этого размышления, без сомнения, вызывают в памяти вереницу образов легендарных рок-звезд прошлого – бешеный ритм короткой жизни в стиле рок-н-ролл с прилагающимися сексом и наркотиками из фразы, ставшей уже аксиомой.
Но герой последующих строк – человек, между которым и нашим пресыщенным и повидавшим виды поколением – более трехсот лет. Человек, живший в легендарную причудливую эпоху, прославленную хрестоматийными романами Дюма и супругов Голон, эпоху, зачищенную и прилизанную до блеска витиеватого языка, изысканных манер, галантных кавалеров, благородных героев-авантюристов, прекрасных соблазнительных дам, и прочих крепко засевших в наших головах декораций.
Человек, казалось бы, к вышеописанной золоченой идиллии не имеющий ни малейшего отношения, но, тем не менее, справедливо являющийся одним из самых ярких и органичных детей своего века.

URL
   

безликий

главная